Кино - это магия

0 0

В регионе появляется новое творческое объединение – 17 июля состоялось установочное заседание Союза кинематографистов Забайкальского края. Сейчас проходят юридические процедуры оформления организации, которую возглавит забайкальский режиссёр и сценарист Баяр Барадиев. Он избран на заседании большинством голосов. Мы решили познакомиться поближе с человеком.

В студии встречаться не стали – по предложению Баяра расположились на скамейке в Шахматном парке. Так что и птички, и прохожие, и ребятня – всё это такая мизансцена, в которой режиссёр и сценарист Баяр Барадиев поставил нашу с ним беседу. Более того, весь наш разговор транслировался в онлайн-режиме на персональной странице Баяра в соцсети. Вот оно – кинопроизводство!

Начинаю, конечно же, с самого начала. И Баяр отвечает просто: "Кино для меня – это нечто сакральное", - говорит он.

- Когда я учился, по-моему, в третьем классе, к нам в поселок Могойтуй стал приезжать вагон-кино. Это обычный вагон, который привозили и на несколько дней оставляли на станции, где-то в "отстойнике" депо. Мой путь в школу и домой проходил через этот вагон. Он приезжал, например, на неделю, и я всю неделю пропадал там, пока всё не посмотрю. Прогуливал занятия – шёл в школу и заруливал в этот вагон, тратил все свои карманные деньги, что-то у родителей просил, если не было, мыл и сдавал бутылки. Сначала со мной друзья ходили, а потом им перестало нравиться. И я сидел в этом вагоне абсолютно один. Ни взрослые не ходили, никто больше. Обычный вагон, электричка, сидения деревянные, в углу телевизор висел с видеомагнитофоном. Как в караоке-баре был список, выбираешь, говоришь: "Вот этот мне включите фильм". Мужик включает. Видеокассеты были шикарные, это было американское кино, как правило, ужастики олдскульные: "Секач-убийца", "Дом, милый дом", "Зубастики", - прям классика жанра. Я смотрел и просто улетал на два часа в другой мир. Выходил из вагона, уже было темно. В 14 лет в субботу по Первому каналу я случайно увидел фильм Алексея Германа-старшего "Мой друг Иван Лапшин". Начал смотреть и не понимал, что происходит. То есть я понимал, что идёт кино, но при этом люди там кашляли, сморкались, общались – то есть какой-то совершенно естественный шум. Я не мог оторваться. Не то, что мне это нравилось или, наоборот, вызывало какое-то отторжение, просто я смотрел, как будто в окно во двор: я гляжу, а люди что-то делают… И вдруг фильм закончился. А после него начался документальный "фильм о фильме", как снималась эта картина. Помню хорошо эпизод, когда Андрей Миронов, который играл одну из главных ролей, говорит другу, что у него умерла жена вчера. Они беседуют, шутят, смеются. Только встретились, и он ему сообщает: "А у меня, брат, вчера жена умерла". И вот он рассказывал, как они это долго снимали, что много дублей потратили, не могли найти интонацию, тон... А потом Миронов говорит: "Включайте камеру, сейчас получится". И он эти слова сказал так, не очень разборчиво, скомкано, полуслышно… И все говорят: супер, круто! Это вошло в картину. И тогда я понял, что это – метод. Что кино – это один большой метод. Что всё снято, придумано, срежиссировано, сыграно. То есть вся эта история не на самом деле где-то происходит, как я думал маленьким мальчиком, а это всё метод, это придумано, это искусственно.

- Это понимание стало разочарованием или наоборот, открытием?

- Это было открытием! Меня осенило. И все фильмы, которые я смотрел после этого, я начал смотреть с точки зрения того, как это сделано. Интересовался всегда, кто автор, кто режиссёр, что он до этого снял. Стал видеть: вот здесь он повторяет, это его фирменный приём. Я начал кое-что понимать и ещё больше любить кино.

- Когда появился первый повод самому снять кино?

- Я завидую режиссёрам, когда, например, рассказывают про Спилберга или про Финчера, что мальчику в 8 лет подарили камеру, и он начал снимать свои фильмы. Как? Вот мне бы так! Но, конечно, у меня такого не было. Я смотрел, анализировал, но чтобы снять что-то самому – мысли даже не было. Я понимал, что кино снимают особенные люди, вызывающие восхищение. А то, что я могу это делать, такого понимания не было. Потом уже, когда стал студентом, на городской Читинской лиге КВН нашей команде подарили видеокамеру. Решено было отдать её Роме Хлюстову. И мы начали снимать различные ролики, пробовать работать с кадром, с композицией, чтоб это было смешно, было интересно. И в 2006 году замахнулись на полный метр. Я написал сценарий. Очень классный, кстати, сценарий. Мы начали снимать в ресторане "Атлантида" и после первого же съёмочного дня поняли, что ничего не получится.

- Почему?

- Посмотрели и поняли, что это детский лепет и у нас не получится ничего. Это было неестественно. Актёры фальшивят, кадр неинтересный, картинка плоская. Забросили это дело, даже не общались какое-то время с Ромой, потому что было стыдно. А потом мы попали в Премьер-лигу КВН на Первый канал, где как раз впервые ввели конкурс видеоклипов. Вот там нас натаскали. Вот смотришь КВН – вроде бы юмористическое шоу. А на самом деле там у каждого оператора по несколько премий ТЭФИ, крутые режиссёры, монтажёры, с ними реально учишься. Рома научился монтажу, мы научились снимать, поняли работу с кадром. И в 2012 году снова решились на полный метр. На этот раз подошли к делу серьёзно. Через директора Дворца молодёжи "Мегаполис" Марину Борисовну Константинову вышли на правительство Забайкальского края, заместителем председателя правительства тогда был Алексей Геннадьевич Кошелев. Попросили деньги на оборудование: на свет, которого у нас не было в 2006 году, на звук, на рельсы, потому что я очень любил проезды, и на съёмочный кран. Это всё нам купили, но с условием, что мы снимем полнометражный качественный фильм, который будет примером для других авторов, а всё это оборудование останется во Дворце молодёжи "Мегаполис", и на нём в последующем будут снимать другие ребята. В нас поверили, нам дали шанс, и я считаю, что это был очень хороший опыт. Мы сняли "Золото Чингисхана".

- А то оборудование, которое стоит в "Мегаполисе", сейчас доступно вашей команде, если заходите что-то снять?

- Думаю, да. Марина Борисовна всегда идёт навстречу молодым творческим людям, и если проект интересный, поддерживает. При Дворце была даже создана CINEMAGROUP - киношкола, где мы учили студентов снимать кино. Рома учил операторов, а я учил сценаристов и режиссёров. Вот там это оборудование использовалось. Ребята писали сценарии и могли снимать кино.

- Почему "была"?

- Потому что мы "сдулись" через три года её существования. Я понял, что научить режиссёров на нашем местном уровне, с моим образованием, невозможно. Можно дать какие-то практические советы, вручить камеру, оборудование, но научить человека снимать не получится. И Рома, мне кажется, точно также это почувствовал - можно передать набор практических навыков, как ловить фокус, как держать камеру и прочее, но чтоб человек взял и стал снимать кино – такого результата нет. То есть ты его учишь, учишь, а для него это – как секция, что ли, как кружок. Он через год уйдёт от тебя, и ничего не изменится.

У Баяра Барадиева нет специального образования. Родился он в поселке Могойтуй 10 сентября 1984 года. Окончил среднюю школу №2, Читинский техникум отраслевых технологий и бизнеса, где на втором курсе начал играть в КВН. Высшее юридическое образование получил в Институте предпринимательства. Был игроком забайкальской команды "Гураны", игравшей в Высшей лиге. Баяр является автором проектов "Киновторник" и "Киноночь". Автор одной из самых известных полнометражных картин в регионе "Золото Чингисхана" и шести короткометражных фильмов. Его лента о бурятском языке "800 слов" в 2016 году получила Гран-при II Байкальского фестиваля кино. Два фильма - "10 тысяч часов" и "Главное, что не овца" попали в конкурсную программу Московского международного фестиваля авторского кино "Арткино".

- Если сделать небольшой исторический экскурс, то забайкальское кино или кино, снятое в Забайкалье – это какого периода времени явление?

- Я хорошо знаю период с 2013 года и считаю, что самый успешный пример – это Денис и Катя Тереничевы, их фильм "Твой сын", который доехал до Канн. А это очень серьёзно и не каждый регион может этим похвастаться.

- Они живут и работают в Чите?

- Сейчас они в Москве. Ожидалось, что они приедут на Забайкальский международный кинофестиваль, но у них родились близняшки, это очень круто, и видимо, приехать они не смогут. Но пример такой есть. Люди из Забайкалья, без специального образования, которые посетили мастер-класс, купили технику, сняли фильм и доехали до Канн. Пример шикарный.

- Но не системный, согласись?

- Да, не системный. Но это происходит не только у нас в Забайкалье, это повсеместно. Стали доступны камеры, которые могут снимать вполне профессионально. Когда появился в конце 2010 годов Canon Mark II, появилась такая ячейка или прослойка людей – свадебщики или хипстеры, которые закупили эти камеры и начали снимать кино. У нас, в том числе, и по всему миру – люди без образования начали снимать кино. Как правило, короткий метр. Понятно, что это не организовано с точки зрения государства, но это явление. И мне кажется, в этом есть система, и сейчас именно с этими людьми нужно работать. Не нужно загонять кого-то в вузы, пытаться что-то создавать на абсолютно пустом месте. Нужно работать с тем, что уже есть. На первой встрече по созданию Союза кинематографистов кто-то говорил: будет ли вестись работа с вузами, будут ли квоты… Мне кажется, что в первую очередь работу нужно построить с теми людьми, которые уже снимают полупрофессионально. Привозить в Читу разовые мастер-классы, а не тратить время и деньги на отправку кого-то за пределы региона на обучение. Нужно привозить сюда, чтоб люди учились и продолжали снимать здесь.

- Кино должно нести какую-то идею?

- Да, обязательно, кино должно нести основополагающую идею. Когда ты смотришь какой-то фильм, должен быть остаток. Ты должен что-то для себя понять, сделать какие-то выводы. Кино не должно быть пустым. Оно должно отвечать на вопросы или, наоборот, ставить вопросы, чтобы человек искал на них ответы. Это, мне кажется, сверхзадача кинематографа, потому что кино для меня более ценно, чем, скажем, живопись, чем фотография. Потому что кино всё это в себя включает. Кино – это история, рассказанная в картинках, оно гораздо богаче. И использовать такие возможности просто так, чтобы посмеяться-повеселиться, это глупо и неправильно. Поэтому кино для меня должно нести сверхзадачу всегда.

- Кажется, что стартовая площадка для создания Союза кинематографистов Забайкальского края очень хорошая – в Чите проходит Международный кинофестиваль, и уже в ближайшее время можно попытаться решить какие-то вопросы. Какие смотрит на это Баяр Барадиев?

- Наверное, это продвижение снятых фильмов. Пока в планах и разговорах, но очень хочется, чтоб получилось организовать отдельную площадку регионального кино, на которой были бы показы снятых в Забайкалье фильмов. Это было бы очень хорошо. Необходимо продвижение каких-то уже существующих фильмов или тех, которые будут сняты в этом году, в том числе, у Александра Михайловича Сапожникова, чтобы дать им жизнь, отправить на конкурсы. А прежде всего – пообщаться, наладить связи с первыми лицами фестиваля. Познакомиться, рассказать о своих планах.

- Губернатор недавно сказала о необходимости формировать положительный имидж региона. Как ты считаешь, с точки зрения забайкальского кино это реально?

- Реально, но тут на самом деле палка о двух концах. Вроде бы, когда в регионе снимается кино – это очень хорошо и для имиджа региона, и для власти это хорошо. Вроде бы как галочка, можно сказать: "Вот мы поддерживаем молодёжь, у нас ведётся работа с творчеством и инициативой!". Но в то же время речь может пойти и о творческом продукте. Вот, условно, губернатора спрашивают: "Что у вас сняли в регионе?". И есть фильм "Дети 90-х". Как она будет говорить, что вот, "Дети 90-х", такая картина. Я это не представляю.

- Так что палка о двух концах – ты вроде бы поддерживаешь кино, а какое кино? И вот он – пример перед глазами. И что делать тогда?

- В этом плане нужно будет очень грамотно работать именно с продуктом – каким он будет, какого качества и содержания. Понятно, что нужно очень гибко подходить, чтоб не обидеть авторов и "угодить" власти. Я надеюсь, что получится наладить систему взаимодействия "автор" - "власть", потому что у нас в стране всё работает лучше, если сверху дали указание. И много примеров есть, когда, например, для съёмок эпизода нужно перекрыть улицу – это работа с ГИБДД. Нужна какая-то массовка. Если, например, фильм "321-я Сибирская" вспомнить, нужно с армией договориться - и если это делать от министерства культуры, от правительства края, то будет гораздо легче. А если ты просто автор, у тебя никак это не получится.

- То есть от власти можно получить какую-то организационную помощь?

- Да, это, во-первых. И без Союза, без объединения, такого взаимодействия никогда не будет. Вот у нас получилось, когда мы пошли в правительство края, через Марину Борисовну. А как это сделать обычным ребятам, пока непонятно. Надеюсь, что Союз кинематографистов как раз и будет той площадкой, где можно такой диалог вести и можно налаживать такое сотрудничество. Ну и, конечно же, финансовая помощь. На кино очень много денег нужно. И если будет возможность получать гранты или находить спонсоров – это будет классно.

- А всё-таки, идея возглавить Союз кинематографистов Забайкальского края – это вызов, награда или, может быть, провокация?

- Для меня это вызов.

- А для края?

- Для края? На "Чита.ру" была публикация о создании Союза, отзывы в основном негативные, а один человек написал: "Забайкальский кинематограф находится в зачаточном состоянии, но попал в хорошие руки". Мне так приятно было это прочитать. Я верю в эту фразу.

- При самом замечательном варианте, каким ты видишь Союз кинематографистов Забайкальского края через пять лет? Что изменится?

- Я привык быть реалистом, и мечта вполне реальная – чтобы в регионе появилась какая-то профессиональная площадка. К примеру, чтобы в Чите появилась крутая студия звукозаписи, а в ближайших регионах – в Улан-Удэ, в Якутии, на Дальнем Востоке, знали, что саунд к фильму нужно писать в Чите. Либо появится человек, который занимается компьютерной графикой. Как, к примеру, есть такой паренёк в Иркутске, его все знают, и за крутой видеографикой едут сегодня в Иркутск, к этому парню. На киностудию, боюсь, замахнуться не получится. Но двигаться в конкретном, узком направлении, под эгидой Союза, я думаю, реально. А ещё через пять лет в Забайкалье, я уверен, будут база кинофильмов, участие наших картин в фестивалях и заслуженные награды. И какие-то сборы. Это, конечно, в идеале, но к идеалу всегда нужно стремиться.

Что ж, пожелаем удачи и осуществления самых смелых планов молодому Союзу кинематографистов Забайкальского края и его тоже не старому, хотя и умудрённому профессиональным опытом, председателю Баяру Барадиеву — забайкальскому сценаристу и режиссёру, который сегодня был гостем нашей программы. Что получится, как всегда, покажет время. А вам, дорогие друзья, желаем всего самого доброго!

Читать весь текст

Мария Вырупаева, Максим Волков, 16 авг 2017, 19:53

Связанные теги: кино

Просмотреть все новости из этой рубрики: Культура

Сообщить об ошибке - выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Видео по теме

Комментарии

  • Зарегистрированный
  • Анонимный

Прежде чем добавить комментарий, ознакомьтесь с «Правилами
комментирования».

Прежде чем добавить комментарий, ознакомьтесь с «Правилами
комментирования».

Россия 1 Радио России Маяк 103,4 Вести FM

Государственный Интернет-Канал "Россия" © 2010-2017

Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл №ФС77-59166 от 22 августа 2014 г.


Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При любом использовании текстовых, аудио-, фото- и видеоматериалов ссылка на gtrkchita.ru обязательна. При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на gtrkchita.ru обязательна. Для детей старше 16 лет.

Система Orphus