Владимир Тихомиров: Дешёвые кредиты на учёбу - для нас мечты

0 0

В Забайкалье есть очень замечательные ребята, которые по собственной инициативе приносят портфолио, а в нём публикации, творческие произведения, включая даже стихи, рассказы, публикации в газетах, а 79 тысяч в год, чтобы учиться, у них нет, а бюджетных мест на журналистском факультете - всего ничего.

Гость нашей студии кандидат исторических наук, ветеран забайкальской журналистики, руководитель кафедры журналистики, связей с общественностью Забайкальского государственного университета Владимир Алексеевич Тихомиров.

В первой части нашей беседы мы говорили о подготовке журналистских кадров в Забайкалье. Продолжим этот разговор.

Насколько активно сегодня СМИ берут на практику ваших студентов? Как мы говорили, они брюзжат, что молодые специалисты приходят не совсем подготовленными. А ведь они должны быть в первую очередь быть заинтересованы, чтобы студент состоялся в профессии — они должны взять студента в период практики и научить его навыкам, а не сетовать, что кадры приходят сырыми.

Я считаю, что подготовка в стенах университета будущих журналистов идёт на должном уровне. Вы мне поверьте, потому что я периодически бываю в МГУ на факультете журналистики, смотрю, общаюсь, изучаю. Я бываю в других городах и тоже интересуюсь. Я вижу, что наш Забайкальский государственный университет занимается подготовкой журналистских кадров нисколько не хуже. У нас есть вся база для того, чтобы дать полные знания по нашим программам, по государственным стандартам нашим студентам и, более того, мы это всё совершенствуем.

Но всё-таки основные практические навыки студенты получают непосредственно в редакциях. Можно перечислять очень многих наших выпускников, которые с первого курса начали сотрудничать со средствами массовой информации, и по окончании их с удовольствием принимают, и они через некоторое время занимают ведущую роль в этих СМИ. Нет ни одного СМИ, где не было бы наших выпускников. Они работают иногда с первого курса, как Даша Юринская, например, Анжела Панибрашина, Саша Носиков, который теперь уже руководитель. Вы знаете, можно сколько угодно ворчать, но вы посмотрите, руководители средств массовой информации — наши выпускники. Кто руководит «Забайкальским рабочим»? Лёша Будько, наш выпускник. «Читинское обозрение» - Черняев Николай, наш выпускник. Газета «Экстра» - Баир Намсараев. «Чита.Ру» - Катя Шайтанова, тоже наша выпускница. Большинство руководителей СМИ — это наши выпускники. Они состоялись в профессии. А сколько работает наших выпускников на ведущих должностях? Я слежу за всеми СМИ. И когда я вижу подпись нашего выпускника с хорошей, аргументированной, интересной, полемической статьёй, я очень радуюсь; когда смотрю передачи, слушаю репортажи, я вижу моих ребятишек, которые ещё недавно сидели за партами, грызли гранит науки. Теперь они ведут хорошие репортажи. Все телевизионные каналы, редакции газет укомплектованы нашими выпускниками. Ворчать можно сколько угодно. Я сам ворчу, тем более, в последние годы в связи с тем, что нам очень сильно урезали и почти не дают бюджетных мест. Мы уже вынуждены принимать любого, кто может заплатить, и даже не по конкурсу, как мы раньше принимали.

Отменили творческий конкурс? Как такое может быть на творческом факультете?!

Как мы можем проводить творческий конкурс, если у нас всего четыре бюджетных места? В прошлом году было. Набрали мы 32 человека в прошлом году.

Насколько можно ориентироваться о творческих способностях по результатам ЕГЭ? Ведь на журналистику должны принимать людей, которые владеют словом, имеют искру таланта.

Я тоже об этом говорю. Конечно, ЕГЭ, общий балл важен, но ведь этот балл может не говорить о том, что у человека есть способности к творческой работе. Когда вместе с документами о приёме абитуриент сдавал творческие работы, и мы приёмной комиссией рассматривали их, мы на каждую работу писали рецензию. Мы отбирали лучших. А потом было собеседование ещё, мы с каждым отдельно предметно беседовали. И только потом ставили профильную оценку, может ли он работать на этой работе, и стоит его учить или не стоит. Теперь такого нет. Теперь машина посчитала результаты ЕГЭ, и ребята пришли учиться. Мы делаем всё возможное, чтобы из этих ребят вышел толк. Но, согласитесь, есть большая разница.

Здесь есть и беда для детей, которые по молодости выбрали, может быть, не ту профессию, ошиблись, а столько лет уже потеряно.

Конечно. Бывает, к концу говорят: не моё это. Он, может быть, даже красный диплом получит, он теоретически подготовлен, сдал все экзамены на пятёрку, ну, нет у него этой жилки, и душа у него не лежит. И чтобы этого не было, необходим творческий конкурс и серьёзнейший отбор из множества ребят наиболее способных именно для этой работы. Этого сейчас нет.

В советской школе журналистики подготовка шла уже со школьной скамьи. Работала Малая забайкальская академия наук, которая собирала школьников по различным предметам — физиков, химиков, журналистов. А сейчас существуют что-то такое, чтобы помочь ребёнку сориентироваться в профессии?

Сейчас мы этим занимаемся. У нас есть группа школьников-выпускников, с которыми занимаются наши преподаватели профориентационной работой. Дети пробуют свои силы. У нас есть свои газеты, свой сайт, где они могут себя проявить. Они могут приходить к нам и в дни открытых дверей, и в любой другой день, побывать на наших занятиях, студиях, посмотреть, как делаются телевизионные, радиопередачи. Это никуда не ушло.

Вы сказали, что ещё пять лет назад был очень высокий конкурсный отбор — пять человек на место на забайкальский факультет журналистики. А сейчас престиж профессии падает. Падает ли интерес забайкальской молодёжи к этой профессии?

Может быть, и не падает. Это остаётся одной из интереснейших профессий. Но. Представьте ситуацию. Приходит мама или папа со своим выпускником школы и спрашивает об условиях. Что мы можем предложить? Бюджетных мест нет, есть коммерческие места — оплата 79 тысяч рублей в год. Мама или папа, особенно кто из деревни, у которых способные ребята, но у них нет таких денег. Мы им говорим, чтобы они попытались попасть по баллам. Но там нужен очень большой балл. Ребёнок не проходит. Чуть не плачет мама, чуть не плачет папа, плачет ребёнок, но денег нет. А рядом стол приёмной комиссии педагогического факультета — у них 25 бюджетных мест. Всё. Со слезами они подают документы туда. Потому что платить нечем. А ведь есть очень замечательные ребята, которые по собственной инициативе приносят портфолио, которое мы даже не требуем, а в нём уже публикации, творческие произведения, включая даже стихи, рассказы, публикации в газетах. А денег нет.

Как решить эту проблему? По сути, сегодня мы оставляем ребят из районов края без высшей школы. Разве они виноваты, что их родители либо не имеют работы на селе, а если имеют, то там зарплата 5-10 тысяч?

В ряде стран используются кредиты на учёбу, очень дешёвые. Но для нас это мечты. У нас это ещё не развито.

Елена Маккавеева, 13 янв 2017, 18:59

Слушайте также:
Действующие журналисты и руководители СМИ работают на кафедре журналистики в ЗабГУ
Журналист, продающий своё слово, уже не журналист, а пропагандист

Связанные теги: СМИобразование

Сообщить об ошибке - выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Видео по теме

Комментарии

  • Зарегистрированный
  • Анонимный

Прежде чем добавить комментарий, ознакомьтесь с «Правилами
комментирования».

Прежде чем добавить комментарий, ознакомьтесь с «Правилами
комментирования».

Россия 1 Радио России Маяк 103,4 Вести FM

Государственный Интернет-Канал "Россия" © 2010-2017

Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл №ФС77-59166 от 22 августа 2014 г.


Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При любом использовании текстовых, аудио-, фото- и видеоматериалов ссылка на gtrkchita.ru обязательна. При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на gtrkchita.ru обязательна. Для детей старше 16 лет.

Система Orphus