Министр здравоохранения Забайкальского края Сергей Давыдов подвёл итоги 2016 года

7 0

Сегодня в нашей студии министр здравоохранения Забайкальского края Сергей Давыдов. Сергей Олегович, здравствуйте!

Доброе утро.

Во-первых, хочется вас и всех наших телезрителей поздравить с уже начавшимся Новым годом, с Рождеством! Праздники завершаются, завтра приступать к работе, но у нас есть сегодня возможность всё-таки вернуться в год ушедший, каким он был, и поговорить о планах на начавшийся 2017-й. Вообще для вас можно сказать, что год был – революционным. Вы, известный врач-травматолог, ортопед, заслуженный врач Российской Федерации, создатель известной инновационной клиники, и вдруг получаете предложение возглавить Министерство здравоохранения Забайкальского края. Хозяйство достаточно хлопотное, тем более, что прокатилась вот эта волна оптимизации... Не пожалели, что дали тогда согласие сесть в это кресло?

Конечно, 2016 год был какой-то особый и, конечно, мне нужно было решать всё-таки что делать? Но, наверное, наступает такой момент в жизни человека, когда нужно помочь Забайкалью, и на самом деле это решение было непростое, но в то же время оно ответственное, потому что я знал, что нужно делать. Когда я разговаривал с Натальей Николаевной, у меня был написан на трёх листах план – что нужно делать.

Поэтому, конечно, я понимал, что это большая ответственность, конечно, я понимал, что, работая раньше в государственной структуре, затем семь лет в "Академии здоровья", будет очень много мнений о том, что раньше Лазуткин на железной дороге, Давыдов в "Академии здоровья", но меня это не пугало, потому что я совершенно другой человек, и если я делаю, то делаю с результатом. Поэтому, конечно, планов было много и нужно было решать очень много. Конечно, была набрана команда, и я могу сказать, что я благодарен команде, потому что мы все всё понимаем, мы все работаем в унисон, и это тоже очень хорошо.

Надо сказать, что к моменту вашего назначения, а потом и утверждения накопилось очень много отрицательной энергии вокруг здравоохранения в целом, и это понятно, потому что сокращение коечного фонда, затем та ситуация, которая в поликлинических отделениях складывалась и складывается, к сожалению, она ещё не до конца решена, эта проблема. То, что происходит с кадрами в Центральных районных больницах и вообще в районном звене, с доступностью здравоохранения. Всё это вызывало справедливые упреки населения. Вы, наверное, с этой энергетикой столкнулись в первые же дни?

Когда мы поехали в районы, то увидели, скажем мягко, внутреннее сопротивление медицинского персонала. Мы, конечно, очень серьёзную напряжённость общества увидели, мы увидели погасшие глаза, когда не видно выхода. Потому что оптимизация – это слово стало не очень хорошее, она должна была быть. Экономика должна быть экономной, но, понимаете, когда что-то сокращаешь, что-то урезаешь, нужно что-то давать, и это нужно было делать одновременно. Нужно было, конечно, разговаривать с населением, нужно было проговаривать и чем-то заменять. Ведь всё, что за рубежом когда ты оптимизируешь, ты это делаешь на основе каких-то технологий. Я всегда привожу пример, холецистотомия делается через разрез – 10-12 дней или эндоскопически, но на следующий день ты дома – это две большие разницы.

Поэтому, конечно, доступности в поликлиниках нет, доступности в области онкологии нет, "скорая помощь" - упрёки постоянные, ФАПов нет, за эти годы ушло 1300 медсестер, 600 врачей, причём, ушли то опытные. Поэтому, конечно, очень тяжело. Управленческий аппарат - был заменён 21 главный врач, то есть, естественно, возникали вопросы.

За эти месяцы мы проехали практически все районы, нам три района осталось доехать, мы просим извинения, мы доедем в январе. Мы увидели это и начали работать. По доступности поликлиник: увеличили количество регистраторов, "окна" увеличили, маршрутизацию, логистику всю посмотрели: колл-центры, холл-менеджеры, то есть мы говорили о том, как можно сделать так, чтобы было удобно для пациентов. Даже сделали сейчас форму 057, когда пациент, скажем, из Нерчинска едет в онкологический диспансер, на обратной стороне обязательно должны быть фамилия, имя, отчество человека, ответственного в Нерчинске и в онкологическом диспансере.

Пациент не должен решать вопрос: поставили правильно диагноз или нет, должны быть люди, которые всё бы это решали. Более того, мы хотим сделать так, чтобы пациент приезжал и, уже минуя регистратуру, у него было, что в 10:10 он должен получить медицинскую помощь, и это очень важно. Я ещё раз говорю, больше двух часов вообще находиться нельзя там, потому что два, три, четыре доктора прошли и всё.

Онкология то же самое: по шесть месяцев не могли люди попасть в онкологический диспансер. Сейчас мы сделали так: приняли тоже регистраторов, приняли на работу химио-терапевтов-онкологов, и сейчас уже практически в поликлинике день в день идёт приём химио-терапевта-онколога, мы ещё по стационару решаем, там есть 19 дней, мы всё-таки добьёмся, чтобы к марту... Сейчас обучаются, будут ещё.

Вообще с онкологией мы закончим тогда, когда откроем уже все межрайонные центры по онкологии. То есть, пациенты должны из Центральных районных больниц идти через межрайонный центр – там проходить обследование, как сейчас в Первомайском, и затем уже, если нужно, они едут в онкологический диспансер. Первомайский показал, что 52% обратно возвращаются с хроническими заболеваниями. Представляете, психологически - или ехать в онкологический и далеко, или же пройти в ЦРБ в межрайонном центре – это очень здорово.

Сергей Олегович, а благодаря чему это удалось? Это управленческие решения, логистика какая-то, упорядочение этой работы или всё-таки денег стало больше в здравоохранении, в чём я очень сомневаюсь?

Денег не стало больше, но их достаточно. Мы должны научить правильно зарабатывать и правильно расходовать. Денег в здравоохранении по системе обязательного медицинского страхования достаточно для того, чтобы реализовать различные вещи. Я могу привести пример, когда на строительство поликлиники в Улётах требуется 500 миллионов рублей, мы сейчас её начали делать четырьмя человеками, и к 20 июня мы сдадим. Мы сделали ремонт – будет стоить это 20 миллионов, как текущий ремонт из средств ОМС. Там управленческое решение – там новый главный врач, он действенен, там начали возвращаться доктора, там появилось будущее. И мы, действительно, забудем на пять-семь лет про эту поликлинику, но сделаем проект и, если будет федеральная целевая программа, мы построим там хорошую поликлинику.

То есть, как в семье, хозяин выбирает самый оптимальный вариант: строительство дома, строительство гаража, но когда деньги не чьи, вроде как, государственные, то мы их и вбухали куда-нибудь.

Я отношусь к государственным деньгам, как к своим, потому что и расходовать мы их будем очень экономно.

Вопрос кадровый. Это проблема, вы уже озвучили цифру - сколько врачей ушли из профессии или переехали в другие регионы, сколько медицинских сестер… Самая больная тема, это узкие специалисты в районном звене – эта проблема была всегда и в советское время, и в перестроечные годы – механизмы решения?

Мы сейчас хотим сделать следующее: мы понимаем, что приоритетная задача на сегодняшний день – это смертность от инфаркта, от инсульта. И мы хотим, чтобы кардиологи были в каждой ЦРБ, но, в первую очередь, мы сейчас в пяти межрайонных центрах должны сделать так, чтобы в каждом межрайоном центре были первичные сосудистые отделения, онкологический, травма-центр и так далее. Если, скажем, в Петровском Заводе межрайонный центр, то он возьмёт себе Чикой и Хилок, и все специалисты должны быть там, по крайней мере, чтобы была доступность. Сейчас самая большая проблема, что после окончания Медицинской академии у нас не будет интернатуры, и мы на три года можем остаться без узких специалистов. Мы будем эту проблему решать, где-то переучивать для того, чтобы узкие специалисты были. Сейчас мы действуем методом выездных бригад, причём не только из Читы, а из районов. Будем решать, но вопрос серьёзный, потому что уехали-то опытные специалисты, а мы набираем сейчас юных, которых нужно учить. Хирург – пять-семь лет должен набивать руку. Это проблема, но мы очень точечно, очень структурно эти вопросы будем решать и решаем уже.

Я знаю, что вот эта практика, она уже укрепилась – создание клинических центров, и она дальше будет развиваться. Потому что исследования, анализы – от этого очень многое зависит в лечении, практически всё зависит, для постановки диагноза. Что ещё предстоит сделать в этом направлении?

Одно из направлений, скажем, мы бы хотели сделать централизацию лабораторий, потому что у нас на сегодняшний день экономика не бьёт по лаборатории, потому что расходные материалы, себестоимость их от двух до 15 раз больше, чем оплачивается по системе ОМС, но самое главное, качества нет! Пациенты, которые приезжают из районов в клиническую больницу, скажем, им переделываются эти анализы – это тоже не правильно. У нас был один случай, когда один призывник в четырёх учреждениях сдал одни и те же анализы. 

Если мы сделаем централизацию: эту будет, скажем, три лаборатории, не одна, потому что монополизация нам не нужна. Мы сделаем три, мы их завяжем между собой, и тогда программа не будет давать добро на то, чтобы анализ сдавать в этот же месяц ещё повторно, потому что уже оно есть. Это тоже сэкономит, между прочим, от 300 до 350 миллионов рублей. Которые можно направить на строительство, на добрые дела. 

Я знаю, что вы особое внимание уделяли и уделяете вопросам реабилитации. Создание реабилитационных центров районного звена, в Первомайском открыли такой при краевой больнице, это тоже один из пунктов большого пути, дальше развитие какое? 

Во-первых, это второй проект, первый "Координаторы здоровья", второй проект, которого в России нет. Что мы хотим получить? Мы хотим получить не только реабилитацию, как таковую, при инфарктах и инсультах, болезнях опорно-двигательного аппарата: остеохондрозы, деформирующие артрозы крупных суставов, мы хотим получить профилактическое направление. Потому что мы посмотрели показатели по смертности от инфаркта за 10 лет, они у нас на одном уровне. 300 миллионов мы затратили, а эффект не получили. Нужно работать на профилактику. Поэтому мы за два года хотим открыть в каждом районном центре такие реабилитации. Я могу сказать, что Первомайкая краевая больница №3 – это первая в России районная больница, которая имеет диагностику, лечение, в том числе оперативное, и реабилитацию в одном месте, поэтому, если мы это сделаем по краю, то мы получим интересный эффект, плюс "Координаторы здоровья" - мы получим какой-то эффект. Но эффект мы увидим только через три-четыре-пять лет, потому что демографические вещи, они длительные. Если команда начинает работать, то результат она получает через три-четыре-пять лет, но это направление очень серьёзное. Мы сейчас получили то, что сейчас Читинская ЦРБ открыла реабилитацию – запись сразу на три-четыре месяца. И сейчас уже есть звонки: почему туда не попасть? Мы сейчас решаем вопрос, чтобы в городе клиническому медицинскому центру выделить больше денег для того, чтобы он мог спокойно направлять, потому что доступности нет. Мы сделали добро, а получим негатив, потому что направления не будут давать. Мы это хотим сделать, чтобы направления давали всем, но по показаниям – это очень важно. 

Такое понятие, как больница восстановительного лечения – они пострадали в результате оптимизации - сеть, созданная ещё в 90-х годах, таких больниц. Что дальше? Есть смысл это восстанавливать, развивать, как вы считаете? 

Есть три этапа реабилитации: первый этап реабилитации, это когда острое состояние: инфаркт, травма – реанимация, второй этап, это когда ты переходишь в этой же медицинской организации из одного отделения, перевели в палату – второй этап реабилитации, третий этап – амбулаторный, а вот четвёртый – это санаторно-курортный. Конечно, нам нужно сделать так, чтобы и четвёртый этап был. То есть, везде амбулаторная реабилитация, но и четвёртый этап санаторно-курортный, потому что это лечебно-охранительный режим. 

Мы забыли о лечебно-охранительном режиме. Вот почему оптимизация стала нехороша для пожилых людей, потому что они подходят ко мне и говорят: "Сергей Олегович, мы два раза в год лечились – один раз в полгода в стационаре 14 дней, и нам было хорошо, а сейчас между севом и прополкой – на дневном стационаре". Вот это не очень правильно. Нам нужно это делать, мы думаем об этом. Конечно, по государственно-частному партнёрству и Дарасун, и Ямкун, пока не всё так просто, потому что с Ямкуном мы договорились, с группой компаний Урюмкан, а ребята погибли: они в субботу погибли, а в понедельник мы бы подписали договор. 

Что ещё в планах на 2017 год у вас, скажем так, красной строкой? 

У нас проблемы какие: хозяйственные – нужно Чернышевку на поликлинику 50 миллионов рублей, Улёты – это базы. Для клинической больницы нужен лор-центр, то есть не для клинической, а для всего края. Потому что лор-центр необходим, есть специалисты, есть востребованность, лор-специалистов у нас нет. 

Реабилитация у нас идёт, но, самое главное, на что бы я сейчас обратил внимание, это то, что мы начинаем очень большую работу по внутреннему контролю качества. То есть, это система стандарта, международного ISO 9001. Это, действительно, тяжёлая работа, грядёт сейчас в январе аудит нескольких лечебных учреждений, это пилотный проект будет в нескольких учреждениях, потому что это очень большая работа, когда "Академия здоровья" этим занималась – это и в субботу-воскресенье обучение, в праздничные дни, и большая работа, и так далее. Нужно сделать так, чтобы всё, что было в лечебных учреждениях направлено на пациента. Все стандарты… 

И здесь пациент вам хороший помощник. Вот как обратная связь будет строиться? Понятно, что есть "горячая линия", есть сайт, куда можно написать, сообщить? 

По жалобам мы получили сейчас снижение процентов на 23% . Это опрос – будет опрос специальный. Вот когда мы сейчас провели опрос по сердечно-сосудистым заболеваниям – 2000 человек, мы поняли, что больше 50% просто не знают даже симптомов ни повышение давления, ни инфаркта, ни инсульта и, самое главное, не знают, что делать. Это очень важно, поэтому мы сейчас начнём эту большую пропагандистскую работу для того, чтобы за два-три месяца, мы как у Павлова, нажал кнопку, у собачки выработался рефлекс, она подняла ногу, также сделать за два-три месяца, чтобы все знали, что такое инсульт, что такое инфаркт и что при этом – куда звонить? Вот эти три момента мы должны сделать. 

Что касается обратной связи, здесь очень важно получать вовремя информацию о тех возможных нарушениях, которые допускает персонал. Как уже сегодня можно поступить в этом случае, если я, как пациент, столкнулся с такой несправедливостью? 

Если столкнулись, нужно как-то сообщить нам. Это можно на сайт, это можно в Минздрав, можно с жалобой позвонить, есть телефон "горячей линии". Но чтобы я хотел сказать: мы сейчас хотим научить наших медицинских работников работать на пациента, потому что вот этот отдел "психологического сопровождения медиков" мы сделали в каждой медицинской организации – есть психолог, который проводит определённые тренинги, но результат мы получим только к концу 2017 года. 

Поэтому, уважаемые забайкальцы, если есть какие-то проблемы, мы сейчас точечно будем решать. Главное не молчать, нужно говорить, мы будем обращать внимание, если нужно, то будем наказывать, но наша задача – научить именно работать правильно наших медиков. Чтобы отношение к пациенту было такое же, как к родственнику. 

И, завершая наш разговор, я знаю, что вы ожидаете и приятное приобретение, техническое в 2017 году.

У нас очень большая проблема именно с доставкой из труднодоступных районов пациентов к нам. Поэтому по федеральной программе с участием бюджета края мы получаем вертолёт МИ-8, должны получить с полностью оборудованным медицинским обеспечением, то есть там можно будет везти самых тяжёлых пациентов. Это очень здорово, это поможет нашей санитарной авиации, Центру медицины катастроф быстрее доставлять и, возможно, доставлять даже не обязательно в Читу, а в межрайонные центры. 

Ну что ж, Сергей Олегович, спасибо вам большое за эту беседу. Мы желаем вам в Новом году удачи во всех начинаниях. Я напомню, в студии "Вестей" был министр здравоохранения Забайкальского края Сергей Давыдов. Всего доброго, до встречи!

Игорь Кунгуров, 08 янв 2017, 17:48

Связанные теги: здравоохранение

Просмотреть все новости из этой рубрики: Вести-Чита

Сообщить об ошибке - выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Видео по теме

Радиопередачи по теме

Комментарии

  • Зарегистрированный
  • Анонимный

Прежде чем добавить комментарий, ознакомьтесь с «Правилами
комментирования».

Прежде чем добавить комментарий, ознакомьтесь с «Правилами
комментирования».

Россия 1 Радио России Маяк 103,4 Вести FM

Государственный Интернет-Канал "Россия" © 2010-2017

Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл №ФС77-59166 от 22 августа 2014 г.


Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При любом использовании текстовых, аудио-, фото- и видеоматериалов ссылка на gtrkchita.ru обязательна. При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в интернете гиперссылка на gtrkchita.ru обязательна. Для детей старше 16 лет.

Система Orphus